Пригоршней нот заполнить целый мир...

Выступления дуэта «АльтерЭго» в Хакасии и на юге Красноярского края стали знаковым музыкальным событием.

Исключительная органичность Насти Субраковой чувствуется сразу. Необыкновенный дар — всегда оставаться собой — так очевиден. Талантливая, яркая, работоспособная, исключительно искренняя и безудержно оптимистичная — и во всём этом ни одной неверной ноты, ни капли фальши. Это, несмотря на юный возраст нашей скрипачки, определяет её по-настоящему.

Неслучайная параллель

И поэтому мой вопрос, не станет ли она через несколько лет не просто приезжать в Хакасию, как сегодня, а спускаться сюда с невообразимо далёкого музыкального Олимпа, примерно как Ванесса Мэй, с соответствующими требованиями и очень протяжённым райдером, изрядно развеселил её:

— Признаюсь, я вообще не воспринимаю концерты в Хакасии как работу. Я приезжаю сюда домой. Здесь родное всё, здесь мои бабушки. Всегда с радостью приезжаю к себе на родину, с огромным удовольствием выступаю на сцене филармонии. Хороший зал, прекрасная акустика, великолепный рояль, необычайно тёплый приём публики. Я благодарна моим землякам, моему педагогу Вячеславу Геннадьевичу Инкижекову, правительству Хакасии и всем, кто участвовал и участвует в моей творческой судьбе. Поэтому нет никаких оснований думать что-нибудь этакое.

А я и не думала. Просто услышала мнение о параллели «Анастасия Субракова — Ванесса Мэй» из уст большого поклонника симфонической музыки на концерте в Хакасской республиканской филармонии 22 января, где Настя с пианистом Ильёй Лехановым в составе дуэта «АльтерЭго» в сопровождении камерного оркестра исполняли Шнитке, Моцарта, Мендельсона и Штрауса. И, по большому счёту, параллель эта видимая не может не радовать.
Насте Субраковой также не занимать таланта, работоспособности и целеустремлённости, а значит, почему бы и нет?

Скрипичный ключ к фортепиано

Впрочем, до этого и для этого нужно ещё много работать, но каждый год (Настя выступает в республике дважды в году) музыкальная общественность Хакасии отмечает, как вырастает уровень исполнительского мастерства у этой девочки, которая когда-то и вовсе не хотела играть на скрипке.

— Я хотела играть на фортепиано. Мне в абаканской музыкальной школе просто пообещали, что сейчас начну на скрипке заниматься, а через год у нас будет фортепиано. Уговорили, — улыбается Настя.
И это было не очень легко. Дело в том, что до поступления в музыкальную школу имени А. Кенеля Настя уже имела опыт:

— Пела я всегда. Мне кажется, никогда не слышала музыку просто звуком. Как это сказать правильно? Я слышала её названиями нот. То есть она сразу в голове моей раскладывалась на ноты. Здесь «до», здесь — «си». Может, не знала названий, но чувствовала их. Мы жили в Белом Яре. Подруги ходили в музыкальную школу, я тоже. Я не задумывалась, нравится мне это или нет — просто по-другому быть не могло. Мы ходили на все концерты, слушали выступления разных музыкантов, выступали сами. У меня даже было концертное платье, я в нём солировала на сцене, исполняя хакасские песни. Это просто составляющая часть жизни, часть детства, никто меня к этому не принуждал — просто вот это было, и всё. Правда, все мои подруги хотели играть на скрипке, а я тогда выбрала для себя фортепиано.
Но когда пошли записываться в музыкальную школу в Абакане, оказалось, что немного запоздали. Меня прослушивали, восторгались слухом, голосом, но... Бюджетных мест уже не осталось, можно было учиться только платно на вечернем отделении. Или скрипка. Я настаивала на фортепиано, и родители сдались.

Мы уже шли записываться на вечернее отделение — кабинет этот расположен в самом конце коридора, и возле актового зала мама встретила знакомого. Они поговорили, и, когда выяснилась моя история, он пригласил меня на прослушивание. Я снова пела, стучала, хлопала-топала, зная, что за этим последует: опять будут уговаривать на скрипку, а значит, придётся бороться. И правда, Вячеслав Геннадьевич Инкижеков (это он оказался случайно встреченным маминым знакомцем) начал говорить о том, что скрипка — замечательный инструмент и что мне было бы неплохо попробовать хотя бы...
Признаюсь, я сдалась не сразу (хотя мой будущий наставник был очень убедительным). Сыграло роль то, что фортепиано было таки обещано, но со второго класса.

«Да у меня такое детство было!»

...И она взяла в руки скрипку. Скажем сразу, Инкижеков не промахнулся, узрев глубину всестороннего таланта в упрямой девочке. Ей всё давалось легко.
— Я счастлив, что пересеклись наши творческие пути с Настей, — говорит сегодня директор республиканской филармонии, заслуженный деятель искусств Хакасии Вячеслав Инкижеков. — Она обладает феноменальной трудоспособностью и преданностью музыке. В Хакасии есть программа «Птицы родной земли», в рамках которой выступают лучшие молодые музыканты, наши звёздочки. И Настя одна из самых-самых ярких звёзд этой программы.

— Я не могу вспомнить сейчас каких-либо неудач, трудных моментов, — признаётся девушка. — Мне даже кажется, что я сразу заиграла хорошо (Педагоги согласны с этим мнением Насти. — Е.А.). Просто мне тогда многое нужно было сделать, и всё это нужно было сделать хорошо. Нет, это не родительское давление, не мои «хотелки». Просто когда что-то делаешь, то по-другому нельзя ведь. А у меня, как у героини стихотворения Агнии Барто, «драмкружок, кружок по фото, хоркружок — мне петь охота, за кружок по рисованью тоже все голосовали...»
Школа, танцы, бассейн, спортивные соревнования, очерки и эссе, которые девочка писала вне школьной программы, скрипка. На занятия в музыкальную школу Настя бежала из бассейна, не успевая просушить волосы.

— У меня всегда волосы были мокрые на занятиях — зима, весна, осень, не важно, я играю, а с волос вода капает на скрипку. В конце концов однажды зимой Вячеслав Геннадьевич не выдержал, имел разговор с моими родителями. Ну, я стала тщательнее волосы под шапочку в бассейне заправлять, а потом чуть дольше сушить. Вообще все эти детали, наверное, не столь важны. Кажется, все так жили. Нагрузка? А какая это нагрузка, когда всё в удовольствие. Это ошибочное мнение, что у детей, развивающихся творчески, нет детства. Совсем наоборот. У меня столько этого детства было, и оно замечательное. Думаю, во многом я состоялась благодаря тому, что мои близкие люди, бабушки, дедушки, мама, папа, сделали всё для моего развития. Я повторю, они не давили, достаточно было их примера. Мы с друзьями успевали и играть, и гулять. Мой дедушка каждый год делал во дворе своего дома высокую горку для меня. Так что у меня в детстве даже своя личная горка была.

Хобби или призвание?

Безусловно, не всё было так гладко, как рассказывает сейчас Настя. Ей приходилось очень много заниматься, она была ответственна в школьной учёбе, и проблема выбора (музыка или спорт) стояла остро — девочка даже хотела оставить музыкальную школу.

Но как раз в это время в Абакан с концертами и мастер-классами приехал оркестр Эрмитажа. Музыкант и композитор оркестра Леонид Грауман, прослушав Настю, дал ей совет продолжить обучение в музыкальной школе Санкт-Петербурга.

— Я играла развёрнутую техническую пьесу, — вспоминает Анастасия Субракова. — Это не составило труда, но рекомендация продолжить обучение в Санкт-Петербурге («с такой техникой нужно не ограничивать горизонты, а идти дальше») и озадачила меня в какой-то мере, и в то же время ответила на мой вопрос. Я уже не думала, чему отдать предпочтение.
И опять родители и близкие люди Насти (ей очень повезло с ними, нужно признать) принимают решение отправить девочку в Петербург. Оно принималось непросто — много было доброхотов, которые твердили, что из-за музыки («Да что ещё будет, когда Настя вырастет, нужна ей будет ваша скрипка!») кардинально менять жизнь, бросать налаженный быт нет никакой надобности.

В концертных залах считала лампочки

— Мама поехала со мной (Насте в то время было 12 лет). Мы нашли жильё, мама устроилась на работу, а я начала заниматься. Конечно, это был абсолютно иной уровень. Много музыкантов, все хорошо играют, оркестры, педагог (Ирина Чичина) интересный. И абсолютная занятость. Утром я заходила в школу, вечером выходила. Понравился ли мне город? Я не могу сказать, что сначала была от него в полном восторге. Мне не хватало здесь хакасского простора. В Петербурге небо так низко — кажется, ещё немного, и оно ляжет на плечи, и очень мало солнца. Мне было грустно, и в то же время это помогало играть. Я играла, вспоминая родные места, и становилось легче.

Ну и, конечно же, многочисленные концерты. Были дни, когда музыканты школы принимали участие в трёх концертах кряду. Постоянные выступления на самых разных сценических площадках. Трудно — но это и правильная школа, благодаря которой чувствуешь себя уверенно на любой сцене. Настя делится секретом, который до определённого момента помогал ей в этом. Играя, она считала... лампочки:

— У нас в актовом зале музыкальной школы было девять лампочек, в Новосибирской консерватории, например, я насчитала 186. Наверное, никто не догадывался, в каких эмпиреях витает сейчас скрипачка, а я буднично считала осветительные приборы, что помогало мне сосредоточиться на исполнении, убрав ненужные эмоции.
Уже в 14 лет Настя заняла второе место в конкурсе «Я — композитор», через месяц стала лауреатом седьмого открытого конкурса имени Александра Кенеля. Начиналась взрослая концертная жизнь.

Такие разные гастроли

Настя вспоминает, как репетировала в небольшом отеле в Кёльне. Это был её первый зарубежный мастер-класс, многое внове — другой город, язык, интересно. И заниматься нужно много.

— Я репетировала перед открытым окном — только после душа, в халате, волосы закутаны полотенцем. И вдруг увидела, как люди поворачивают головы на звуки скрипки, как останавливаются, начинают слушать.
Спрятавшись за шторку, она начала играть концерт Мендельсона, и улица, и жители окрестных домов и отелей аплодировали невидимой скрипачке. А после в отель принесли цветы и долго выясняли, кто усладил слух горожан скрипичным концертом, а не узнав, просто написали благодарность. И было в это время Насте только 15 лет.

В этом возрасте она поступает в колледж Санкт-Петербург-ской консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова, активно участвует в концертах, конкурсах, фестивалях. Список её побед уже к тому времени внушителен и весом. Италия, Испания, Швейцария, Германия — музыкальная Европа, как жители того же Кёльна, покорены исполнительским мастерством совсем ещё юной скрипачки.
Побывала она и в Америке — была приглашена на музыкальный фестиваль Education Bridge Project и выступала сольно, в составе квинтета на авторском вечере знаменитого скрипача Романа Тотенберга, которому исполнялся тогда 101 год. От выступления у Насти остались двоякие чувства. Одним из условий вечера было исполнение концерта Баха для двух скрипок с известным американским профессором биологии и химии, номинированным на Нобелевскую премию, Марком Пташным. Учёный он замечательный. И человек не бедный — в коллекции его скрипки мастеров Гварнери, Страдивари. Но игра на скрипке — его хобби. В общем, профессионалу играть с любителем — своеобразное караоке. Но делать нечего. Конечно, приходится подстраиваться под такого скрипача.

— Салон небольшой, нас было человек двадцать, но я играла лицом к открытой двери, за которой столпились все приглашённые музыканты. Видели бы вы их лица! В некоторые моменты они с трудом сдерживали смех. Конечно, потом я высказала им то, что думаю, мы даже посмеялись вместе. Но вот непосредственно во время исполнения мне пришлось нелегко.
Кстати, Марк Пташной предлагал Анастасии Субраковой одну из своих коллекционных скрипок для занятий, если она останется учиться в Америке. Но, как признаётся девушка, ей «там как-то не понравилось тогда».

Поэтому завершив учёбу в колледже с красным дипломом, поступила в Санкт-Петербургскую консерваторию к педагогу Илье Йоффу. Сейчас она продолжает обучение в Швейцарии, в высшей школе музыки города Лозанны — это стало возможным благодаря поддержке правительства Хакасии и министерства культуры республики.

Второе «я»

— 2016 год был плодотворным для меня. Я приняла участие в нескольких музыкальных проектах, очень интересных и важных для моего роста. Впечатлило знакомство с Хайнцем Холлигером, в концерте которого я участвовала. Он покоряет — виртуоз, крупнейший современный гобоист, замечательный композитор. Это космос, конечно.
Не менее важной для меня стала встреча с Ильёй Лехановым и создание дуэта «АльтерЭго».
Как это случилось?

Мне нужно было выступать в городе Сион, на фестивале Sionfestival. Но у пианистки, с которой я должна была играть, «возникли обстоятельства». В общем, она не могла и попросила Илью аккомпанировать мне. Мы созвонились, договорились встретиться, но почему-то не могли это сделать долгое время. У Ильи студия в Берне, я живу в Лозанне. Сначала договаривались между собой, потом со студией, дальше тоже всё было довольно комедийно. Мы собираемся встретиться — и вдруг дождь, а то и вообще теряется ключ от студии. Две недели мы говорили «до завтра» по телефону, ещё не видя и не зная друг друга. А потом всё-таки встретились. И была обычная репетиция, потому что никто не может сразу сказать, получится или не получится. Да, почувствовалось что-то общее, но и только. Это вообще редко возникает — одно чувство времени, стиль, похожее восприятие. Но нам понравилось играть вместе.
Получается, что на фестивале в Сионе дуэт «АльтерЭго» дебютировал. Дебют был замечен специалистами, выступление назвали смелым и запоминающимся. Они играли в Лозанне, Цюрихе, Берне, а в ноябре на международном конкурсе камерных ансамблей в городе Кремона (Италия) получили специальный приз жюри.

У дуэта хорошие перспективы. И Настя, и Илья имеют большой опыт солирования, что помогает им найти друг в друге схожие музыкальные идеи и традиции исполнительства. Специалисты отмечают у дуэта собственный стиль, отсутствие клишированности, открытость экспериментам. Всё это любители музыки из Хакасии смогли оценить на выступлениях в январе, когда дуэт «АльтерЭго» дал концерты и мастер-классы в Минусинске, Саяногорске, Абакане.

— Мы жалеем только о том, что у нас было совсем немного времени и всё оно было посвящено исключительно музыке, — сказал на прощание Илья Леханов. — Я уже хочу вернуться сюда, чтобы увидеть красоту Хакасии, её великолепные степи, доброе солнце, о котором часто рассказывает Настя. Хочу поближе узнать людей, живущих здесь, ведь такую тёплую и внимательную публику на самом деле встречаешь нечасто.

Автор: Елена Абумова
Источник: газета «Хакасия»
http://gazeta19.ru/news/54237